Лена Карпачева. Об истории поселка Пантаевки

Лена Карпачева. Об истории поселка Пантаевки

Многие ли из нас знают что-нибудь об истории поселка Пантаевки, жители которого недавно громко заявили о намерении отделиться от Александрии? Между тем, она насчитывает более 150 лет.
Почетный гражданин Александрии, ветеран войны, освободитель Кировоградщины, кандидат педагогических наук, заслуженный учитель СССР, лауреат премий Крупской и Сухомлинского, автор 45 книг Григорий Настасьев в своей книге «Послухай мене, синку…» пишет об истории Пантаевки, родины его предков: «Населенный пункт Пантаевка появился в первые годы советской власти возле железнодорожной станции Пантаевка, построенной в 60-х годах ХІХ ст. на новой железнодорожной магистрали от Крюкова на Днепре до Балты.
Сегодня Пантаевка входит в состав Александрии (книга написана в 1978 году. – Авт.), а раньше относилась к Александрийскому уезду Херсонской губернии, а станция – к Южной железной дороге. На северо-западной окраине поселка Пантаевки находится старая балка, а лесной массив на ее склонах называется Раничиевским урочищем. Это был южный степной край Российского государства, вольница украинской казацкой славы. С севера от построенной станции в глубокой балке протекала небольшая речка Морозянка, приток Ингульца, а рядом разместилось село Морозовка. Отсюда и было принято решение брать воду для станции Пантаевка, для чего построена большая водокачка. А вдоль подъездных путей выросли большие железобетонные пакхаузы, где хранилось имущество воинских частей, дислоцировавшихся в Новой Праге. Еще дальше – пакхаузы для приема и отгрузки вагонами зерна, которое закупалось у местных помещиков и богатых селян.
Пассажирский вокзал был рассчитан на обслуживание воинского гарнизона и местного сельского населения. Это было двухэтажное здание со значительным цокольным помещением, где проживали семьи работников вокзала. На первом этаже разместились кассы и три больших зала для пассажиров, а также кабинет начальника станции, контора дежурного по станции и телеграфиста. На втором этаже – квартиры начальника и его помощников и классные комнаты начальной железнодорожной школы (старшие школьники ездили в Знаменку пассажирским ученическим вагоном). Это помещение вокзала было разрушено во Вторую мировую войну.
Постепенно вокруг станции стали строиться дома для железнодорожников. Создавались семьи, рождались дети, которые, как и их родители, работали на железной дороге. «Будочникам» нарезали до гектара земли для ведения хозяйства. Целинные земли возделывались тяжело, но наделы давали возможность выращивать продукты для семей. Важным для железнодорожников было и то, что дореволюционное время и первые годы после переворота они имели право в свободной от работы время бесплатно поехать поездом в город и купить себе и соседям продукты и вещи. Каждый начальник линейной станции имел нагрудную бляху, она и служила билетом, ее брали с собой работники, ездившие в город за покупками в Харьков, Одессу, Николаев, Мелитополь. Зарплату железнодорожники получали значительную, своевременно. А обходчики колеи каждый год получали еще и легкую хлопчатобумажную летнюю форму, а на зиму – кожух, шапку и обшитые кожей валенки с крепкой подошвой. Тогда еще самого поселка Пантаевки возле станции не было, работники с семьями жили в казенных будках и казармах. Первый жилой дом на территории будущего поселка построен в тот же период – это была «летняя вилла» главного инженера этой железной дороги Ларина. Вокруг дома был посажен фруктовый сад. Позже это здание заняла железнодорожная школа. А неподалеку была конно-каретная станция братьев Губерманов – Лейбы и Абрама – для подвоза пассажиров, в основном, чиновников и военных, к Новопражскому гарнизону. Третье значительное здание сооружено в Пантаевке в 1915-1916 годах в 300 метрах от станции. Это был большой жилой дом богатого хозяина из села Морозовки Вигинского, владевшего 200 десятинами плодородного черноземного поля. Но землевладелец не успел заселиться в новый дом – после известия об Октябрьской революции он покончил с собой – лег на рельсы под поезд. После незначительной перестройки его дом стали использовать как поселковый клуб.
В 1918 году на линейных станциях Знаменского участка разместились полки дивизии П.Дыбенко и красные казаки В.Примакова, а весной 1919-го все эти станции, включая Пантаевку, были захвачены бандами атамана Григорьева, которые устраивали погромы и убивали местных жителей. Красноармейцы совместно с войсками батька Махно освободили станции от григорьевцев.
В начале 20-х в селах начали делить земли, ранее находившиеся в пользовании куркулей и помещиков. Для железнодорожников, в том числе и работников станции Пантаевка, Новопражским сельревкомом выделено более 50 десятин земли из владений Вигинского. Тридцать десятин – для будущего поселка железнодорожников, этот участок разделили на три улицы, которые позже стали называться Главная, Привокзальная и Подлесная. На этих улицах для строительства жилых и хозяйственных помещений каждому выделяли участок земли размером в десятину.
Сам поселок начал строиться в 1922 году. Рядом с большим домом главного инженера Ларина выросли дома железнодорожников, и к 1925 году это был небольшой поселок, жители которого работали и вели подсобное хозяйство, а многодетным семьям давали еще и по две десятины земли за селом – для посева зерновых. В 30-х в Пантаевку стали съезжаться и заселяться работники дистанции пути, заготзерна, свеклопункта, заготконторы. Молодежь участвовала в озеленении поселка, здесь проводились спортивные соревнования, развивалась художественная самодеятельность. В Пантаевке был создан колхоз «Дружба», хоздвор оборудовали во дворе железнодорожника Назаренко. Пытались вести совместное хозяйство, но времени для работы в колхозе у железнодорожников не было, и колхоз закрыли. Земли передали соседнему колхозу, а в поселке открыли продуктовый магазин, и ежемесячно на станцию приезжал культурно-хозяйственный поезд с вагонами: продовольственным, промтоварным, хозпомощи, вагоном-баней и вагоном-клубом с киноустановкой и библиотекой.
В начале 30-х, в годы неурожая, через станцию проходили на восток товарные и пассажирские поезда, заполненные молчаливыми угнетенными людьми. Они ехали даже на крышах вагонов и везли в заплечных торбах вещи на Кубань, чтобы обменять их на зерно и продукты. До жителей Пантаевки доходили слухи о смерти людей от голода, но сами железнодорожники не голодали, их кормили свои огороды, своя скотина, выдавали хлеб по карточкам, а дети обедали в школе. Пережили пантаевцы и страшные 1937-38 годы, а затем и страшные бедствия Второй мировой, когда поселок было оккупирован немецкими войсками.

 

Лена Карпачева

 

 

Схожі публікації