Вторник 22 Январь 2019
Такси Тук Тук

Не скучная история. Журналистка притворилась сумасшедшей ради сенсационного материала

  • В конце XIX века прекрасный пол только начинал опровергать поговорку, сложившуюся в мракобесные времена, что женщина друг человека, а в «The New York World» работала журналисткой Нелли Блай, активно топившая за равноправие полов. Собственно она и стала журналисткой благодаря своей активной позиции.

  • Как-то раз, когда ей было 16 лет, она прочла в одной питсбургской газете насмешливую статью, в которой какой-то журналист в насмешливом тоне распесочивал весь женский пол. Этот пасквиль так задел юную красотку Элизабет Кокран (такое было её настоящее имя), что она накатала телегу в редакцию той газеты, да так красиво посылала автора статьи и весь редакторский состав в пешее эротическое путешествие, что все посылаемые с радостью ждали начала увлекательного вояжа.

    Дерзкий слог острой на язык Элизабет был заценен редактором той газеты, и он пригласил её писакой, а заценив вживую интерфейс юной журналистки, выделил ей колонку для освещения светских событий. Но тусить среди богемы, описывая их ресторанные кутежи, для Элизабет было скучно и она упрашивает редактора отправить её в Мексику, чтобы там выискивать интересные сюжеты.

    Не без удивления её просьбу выполняют, и она мчит на родину текилы и мучачос. Дамочка освоившись, и взяв оперативный псевдоним Нелли Блай, начала настолько активно поднимать острые социальные темы и вопросы коррупции, что её чуть ли не лично выгоняет из страны сам президент Мексики! 

    Вернувшись в родной Питсбург, она и тут мощно пишет на социальные темы, поэтому её выпуливают и из родной газеты, несмотря на то, что её статьи всегда имели большой резонанс. Юная мамзель перебирается в бурлящий Нью Йорк, сумасшедший ритм которого полностью соответствовал буйному характеру Нелли.
    Тут она знакомится с миллионером Джозефом Пулитцером, который настолько фанател от писательского жанра в целом, и от журналистики в частности, что впоследствии запилит самую престижную премию в области литературы, журналистики, музыки и театра. Капитан Очевидность нам любезно подсказывает, что это Пулитцеровская Премия.
    Но это будет потом, а тогда он владел газетой со скромным названием «The New York World».
    Но даже на этой журналистской Тортуге Нелли Блай была самым лихим пиратом, а Пулитцер, выполнял роль капитана Джека Воробья, сглаживая острые углы.
    Как-то Нелли узнает про условия содержания душевнобольных в нью-йоркских сумасшедших домах. Услышанное повергает её в шок, хотя дамочка она была не из впечатлительных и популярно могла объяснить разницу между мексиканской клоакой, питсбургским днищем и нью-йоркской помойкой, ибо в закулисной жизни голытьбы она знала толк не хуже, чем Кристиан Грей разбирался в пятидесяти оттенках серого.
    Поэтому она, будучи итак шальной бабенкой, изображает сбрендившую бомжиху в одной из нью-йоркских ночлежек, и в тот же день оказывается в дурке. Там она за несколько недель по полной ощущает все прелести работы психиатрической системы Нью-Йорка, а выйдя оттуда издаёт книгу «10 дней в сумасшедшем доме», которая имела эффект термоядерной бомбищи, открыв обществу глаза на весь тот беспредел, творящийся в психлечебницах.

  • Это заставило власти не только Нью-Йорка, но и США устроить лютую мозгопилку мозгоправам, а затем выделить немалую гору бабоса для реформирования всей медицинской системы.

    Нелли Блай стала суперрайтерстар, доказав, что в журналистике она не хуже любого мужчины, но главное приключение ждало её впереди.
a
По материалам antic_daily_news
x

Посмотрите еще

Большой переполох в маленьком Ситке

 Этим зимним и немного снежным днем хочется вспомнить не менее заснеженный небольшой городок Ситку, который ...

EnglishRussianUkrainian