Вячеслав Чебышев. Легендарные бараки Александрии

Вячеслав Чебышев. Легендарные бараки Александрии

Предлагаю вам вместе со мной окунуться в мир краеведения. Речь пойдёт о легендарных бараках Александрии, о которых сегодня мало кто из горожан знает. Затрону я и сугубо личную тему, которая, однако, тоже имеет отношение к этому жилью.

Эти бараки находятся по единому адресу: улица Примакова, 42 (название до декоммунизации), однако все корпуса, а их немало, имеют свой номер, а в каждом таком корпусе имеются номера квартир (это видно на фото). Честно говоря, узнав этот адрес, я был несколько озадачен, ведь фактически улица Примакова находится несколько в стороне. Этот жилой массив не выходит непосредственно на саму эту улицу, а находится в глубине, за частными домами. И в тоже время, приличная часть бараков расположена по улице Ингулецкой, что возле хлебозавода. Есть и бараки, которые находятся по переулку Клары Цеткин (название до декоммунизации). Да, ладно, дело не в этом…

Наверняка у вас возник вопрос: – Что это, собственно, за бараки и для чего они служили? Рассказываю. Эти бараки предназначались для временного (подчёркиваю это слово) проживания александрийцев, у которых возникла такая необходимость (об этом чуть ниже) и для проживания опытных специалистов, которые были нужны нашему стремительно развивавшемуся после войны городу. Они приезжали в Александрию либо по приглашению руководства города, либо по направлению партии или командирующих организаций и жили в этих бараках до получения квартиры или до окончания срока длительной командировки. Акцентирую ваше внимание, что специалисты должны были быть профессионалами, действительно нужными в то время городу над Ингульцом. Это не молодые специалисты – выпускники ВУЗов, которые до получения квартиры жили, не в этих бараках, а кто во что горазд. Объясняю, в каких случаях жители города временно проживали в этих бараках. Это тогда, когда дома старой постройки ставили на капитальный ремонт (в период СССР). Вот тогда-то и переселяли всех жильцов из этих домов в бараки.

Немного личного. Мне эта тема интересна потому, что моей семье, в своё время, пришлось дважды жить в этих бараках. И что парадоксально, оба раза я там не жил! НО!!! Об этом вы узнаете чуть позже. …В марте 1952 года большая семья моих дедушки – Алексея Гавриловича Атанова (мы все, почему то, звали его дедушка Лёня, а не Алексей) и бабушки – Олимпиады Алексеевны Атановой (девичья фамилия – Леньшина) переехала из небольшого посёлка Катык Сталинской области (теперь это город Шахтёрск Донецкой области) в Александрию. Сюда партия направила работать моего дедушку. В эту семью входила и моя семья – отец Алексей Фёдорович Чебышев, мама Галина Алексеевна Чебышева (девичья фамилия – Атанова) и моя сестра Елена Чебышева (1946 года рождения). На публикуемой фотографии мой отец находится в верхнем ряду крайним справа, рядом с ним, чуть ниже, – моя мама, а выше её, примерно в центре фотографии, в верхнем ряду, – моя сестра Лена, которой шёл шестой год. Всех десять человек, что на этой фотографии, временно поселили в то жильё, о котором идёт речь. При этом семья Атановых и Чебышевых жили в одном бараке в разных квартирах. Правда, как рассказал мне мой дядя Гена Атанов, прожили они там совсем мало, переехав в другое помещение – в дом, специально приспособленный под жильё, во дворе городского театра (Дворца культуры), и разделенный на две половины (для двух семей), который снесли в наше время. НО!!! Это совсем другая история, о которой я рассказываю в своей книге «Мотоспорт – моя жизнь!». Поскольку я родился в 1953 году, я не жил в этих бараках. Из того дома, что во дворе театра, мою маму забирали в родильный дом, где 20 мая 1953 года она меня и родила. А уже осенью того же 1953 года две наши семьи – Атановых и Чебышевых переехали в кирпичный 2-этажный 8-квартирный дом по переулку Бульварному № 13 (позже переулок переименовывали в улицу Бульварную, потом в 50 лет Октября, а теперь это улица Перспективная). Моя семья жила в квартире № 5, а семья дедушки с бабушкой жила в квартире № 6. Обе эти квартиры были двухкомнатными. В этом доме, как и в других подобных домах Александрии, и не только её, в то время было печное отопление. На кухне имелась кирпичная печь, на которой в холодное время года готовили кушать. Одновременно она служила для отопления. В зале была кирпичная печь-груба для обогрева квартиры. Топились обе печи брикетами бурого угля, которые в огромном количестве производились в то время на местной «Байдаковской» брикетной фабрике. Сейчас от неё, увы, и следа не осталось. В ванной имелся титан на дровах, что служил для подогрева воды для купания. Для хранения брикетов угля и дров во дворе для каждой квартиры имелись специально построенные сараи. В квартирах имелся туалет, и была подведена холодная вода. В тёплое время года еду готовили, как правило, на керогазах или примусах, от которых в квартире стояла невыносимая вонь, несмотря на распахнутые настежь окна. Реже использовались электроплиты. Газ появился значительно позже. Это совершенно другая тема разговора и я не буду на ней останавливаться. Я специально описываю всё так подробно. А почему, вы поймёте чуть позже. Так вот, в 1970 году наш дом поставили на капитальный ремонт, хотя он и был в эксплуатации всего 17 лет и далеко не в аварийном состоянии. Этот капитальный ремонт был нужен вот почему. В городе возвели центральную котельную, которая теперь называется Коммунальное предприятие (КП) «Теплокоммунэнерго», и в «сталинках», как ещё называют такие дома, нужно было ликвидировать печное отопление и сделать центральное. Этим и занялись строители, а всех жильцов переселили в бараки, о которых я и веду рассказ. И опять я в них не жил! Дело в том, что в 1970 году я поступил в Днепропетровский горный институт и отбыл на учёбу в этот красавец-город на Днепре! А туда переселились мои мама, бабушка и дедушка. Вот такая история.

Идём дальше. Бараки в совокупности составляют целый мини-городок, другими словами – небольшой квартал. Условия жизни в этих зданиях в то время, несколько перефразируя сатирика, соответствовали уровню смерти в наше время. Если сказать, что они были спартанскими, это значит – не сказать ничего! Это был настоящий ад кромешный! Вникаем. В каждом бараке был общий коридор, по обе стороны которого были двери, ведущие в квартиры. Эти двери располагались не напротив друг друга (это было сделано специально), и возле каждой из них находилось что-то наподобие кухни, где готовили кушать – стол с примусом, керогазом или электроплитой и т.д. А вот пищу принимали непосредственно в квартирах. Квартиры были
одно-, двух- и трёхкомнатные (для многодетных семей). Отапливались они буроугольными брикетами, которые хранились вместе с дровами в рядом находящихся сараях (смотрите фото). Туалета и воды в бараках не было (!!!). На весь этот жилой комплекс имелся довольно большой туалет (М и Ж), который находился ближе к переулку Клары Цеткин, неподалёку от 2-этажного дома. Понятно, что все жильцы пользовались им круглосуточно и в любое время года. Замечу, что в этом туалете всегда был порядок. За этим следил дворник. Одно время дворником была женщина, которую все называли Матушка потому, что она ходила в монашеской одежде. Позже дворником стала работать женщина, которую все называли баба Паша. Её фамилия была Бабенко и была она очень строгой, требовательной, работящей и поддерживала в своём округе практически идеальный порядок. Рядом с туалетом находилась и зона для бытового мусора (никаких баков для этого тогда не было). Воду набирали в вёдра из двух колонок. Одна из них была примерно в центральной части общего для бараков двора, а вторая находилась рядом с переулком Клары Цеткин (ей пользовались реже). Одним из главных неудобств было то, что купаться жителям бараков приходилось в городской бане. Именно это обстоятельство, а также то, что в квартирах не было воды и туалета, были основной проблемой для моих мамы, бабушки и дедушки, которые, повторюсь, переехали туда на временное проживание в 1970 году. Ко всему остальному они были привыкшими, о чём я подробно рассказал выше. И такие подробности. Входные двери в бараки были исключительно со стороны общего двора и не выходили, скажем, на улицу Ингулецкую, как это имеет место быть сегодня (об этом ниже). Поскольку это жильё было временным и государственным, никто не возводил никаких заборов и не делал мини-огородов, клумб и т.д. Основным местом сбора молодёжи был район общего для бараков двора, где находился стол для настольного тенниса. Для удобства временно проживающих, в одном из бараков, что ближе к переулку Клары Цеткин, находился продовольственный магазин (сейчас от него не осталось и следа). Вот такая картина была в то время.

А теперь, – о дне сегодняшнем. Мне неизвестно, каким образом это некогда временное жильё стало постоянным для некоторых александрийцев. Просто скажу, что это свершившийся факт. И негатива я в этом не вижу. Это очень даже хорошо. Плохо другое. А именно то, что часть бараков разрушены и их вряд ли кто-то будет восстанавливать (смотрите фото). Поселившиеся в бывших бараках на постоянной основе жильцы, всё перестроили, как говорится, под себя. Например, некоторые ликвидировали бывший вход в квартиру и сделали вход не с общего коридора, а с улицы, возвели заборы, сделали небольшие огороды, достроили гаражи и т.д. Появилась и небольшая детская площадка… Словом, легендарные бараки Александрии обрели новый статус и продолжают жить не только в нашей памяти…

P.S. Благодарю свою одноклассницу Татьяну Грабовец (девичья фамилия – Ярыгина) за помощь в подготовке этого материала

 

 

 

Вячеслав Чебышев

Схожі публікації