Сбитый самолет в “Топольках”

Сбитый самолет в “Топольках”

После Великой Победы прошло уже 74 года, но не все загадки Второй мировой еще разгаданы, и не все факты стали достоянием общественности. Даже в Александрии есть истории, которые за прошедшие годы стали почти легендами. Например, о сбитом в войну самолете, до сих пор лежащем под слоем земли в Топольках.

Учитель истории школы №2 Ирина Слонь поделилась воспоминаниями своего уже ушедшего в вечность отца Николая Федоровича, водителя, бывшего работника ПТУ (погрузочно-транспортного управления) объединения «Александрияуголь». Николай Федорович всю жизнь жил на улице Набережной, прямо у Топольков, и рядом с местом падения самолета. Вот его рассказ: «В 1958 году сосед, Николай Иванович Малышев, в советское время – преподаватель вождения в ДОСААФ, в Топольках нашел награду – орден Ленина. Он сообщил о находке в военкомат. На место выехали военные, прибыли десантники, которые тогда дислоцировались в районе восьмой школы, где в балке стоял дирижабль, и они его охраняли, а жили на квартирах у местных жителей. В Топольках нашли планшет, документы на имя лейтенанта Кузина, 1920 года рождения, карту и фотографию – летчик с девочкой. Солдаты мыли совершенно новый парашют, откапывали советский самолет (предположительно Пе-2 или Ил-2), в котором была авиапушка. За спиной у пилота были патроны. Борт-стрелок похоронен в Братской могиле Новофилипповки».

Лейтенант А.С.Кузин (1920-1943) похоронен в Братской могиле на улице Дибровы. К сожалению, никаких сведений о нем на сайтах, посвященных Второй мировой и фронтовикам, отыскать не по- лучилось. А военный комиссар Александрийского объединенного военкомата подполковник Александр Балабуха сообщил, что все архивы переданы в Мемориальный комплекс «Национальный музей истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» в Киеве. Предположения о том, что в земле могли остаться снаряды, находившиеся в сбитом в Топольках самолете, военком опроверг: «Я сам служил в ПВО и знаю: в самолете, сделанном из легкосплавного металла, снаряды (а если это не бомбардировщик, то это снаряды 23-30 мм), при падении на землю сдетонировали бы, и не то что планшетов, вообще ничего не осталось бы, даже обломков – все бы сгорело».

Как оказалось, сбитых советских самолетов в Александрии было как минимум три: о еще двух тоже рассказывали старожилы. Из воспоминаний ныне покойной Тамары Прокофьевны Великих, ветерана труда, учительницы школы №17, которые хранятся в музее АУВК №17: «Было это в далеком 1941 году, в августе, когда немцы только что заняли наш город. Я жила в районе нынешнего переулка Нахимова (На Бадыне. – Авт.). Однажды утром над околицей города, за железнодорожной насыпью, был сбит фашистами наш советский самолет. Пылая, как факел, он падал прямо на жилой массив. В одной из хат находились отец с двумя маленькими детьми и старенькая бабушка. Самолет попал именно в эту хату. Все погибли. Посмотреть на эту трагедию и, воз- можно, спасти летчиков сбежались местные
жители. Я до сих пор помню все подробности увиденного. Горела хата, догорали остатки самолета, который носом врезался в землю. Летчики не успели даже воспользоваться парашютами. Один из них был полностью обугленным, у другого обгорела нижняя часть тела. Я догадалась снять его медальон, из которого узнала, что летчика зовут Петр Марков. Деньги, которые тоже были в медальоне, я раздала людям. И тут с луга, что над рекой, прибежали дети и сказали, что там еще один летчик, мертвый. Мы с девчатами побежали туда. Там лежал молодой пилот, у которого обгорел комбинезон только на коленях. Я успела снять и его медальон, откуда узнала, что его фамилия Вотковский, а на маленькой фотографии – его жена Валя. Был еще и четвертый летчик, живой, который хотел спрятаться на огородах. Но тут на нынешней улице 6-го Декабря появились немцы. Они нашли этого четвертого и забрали. Его судьба неизвестна. Наверное, расстреляли. Искали фашисты и меня, но напрасно. Когда немцы отъехали, жители завернули три трупа летчиков в парашюты и похоронили в вишняке (от него и название улицы – Вишневая).

Когда в 1943 году освобождали наш город, в районе улицы 6-го Декабря шли ожесточенные бои, потому что фашисты никак не хотели сдавать свои укрепления на противоположном крутом берегу Ингульца. Наших погибших солдат временно хоронили просто вдоль улицы. По окончании войны я сдала медальоны в военкомат. А председателю колхоза Ивану Алексеевичу Попову (отцу космонавта Л.И.Попова) и председателю сельсовета Самуилу Емельяновичу Билану я рассказала о гибели летчиков и показала их временную могилу. Останки с почестями были перезахоронены на вершине кургана на старом Новофилипповском кладбище. На могилу приезжали родственники Маркова и Вотковского.

В Братской могиле, что на улице 6-го Декабря, похоронили останки воинов из всех временных захоронений с околиц, установили фамилии погибших. А когда в конце семидесятых годов готовили место для новостроя школы №17, снесли старое Новофилипповское кладбище, и киевские археологи раскопали курган, обратив внимание на его содержимое и, наверное, не заинтересовались могилой, которая была на его вершине. Вот почему этих двух фамилий нет на мемориальных стелах памятника на Братской могиле на улице 6-го Декабря».

Поскольку в сбитом самолете было четыре человека, можно предположить, что это был двухмоторный дальний бомбардировщик Ил-4 или разведывательный Р-5.

Многие александрийцы знают и помнят Галину Ивановну Держакову – участницу александрийского подполья времен Великой Отечественной войны и инициатора установки памятного знака на улице А.Скичко (Советской), где во Вторую мировую был лагерь военнопленных, в котором погибло более 5 тысяч наших людей.

А вот что вспоминает ее дочь, Валентина Александровна Держакова: «Я родилась в июле 1948 года, а мой брат – тремя годами позже. Мама и бабушка жили рядом – на улице Братской (Калинина), в районе теперешних домов №№ 60-62. Во дворе была маленькая времянка и много цветов, которые мама очень любила. На месте бабушкиной хаты брат построил дом, через дорогу от него сегодня находится магазин «Непоседа».

Мальчишки и девчонки гурьбой бегали по улице (где сейчас пятиэтажный дом №71) по грунтовой дороге, по обочинам которой густо рос спорыш. Одеты были все одинаково – футболки и шортики бледно-голубого цвета, босые, играли в выбивного и казаков-разбойников.

В земле между теперешними домами №№69 и 71 на улице Братской была воронка. Нам она казалась глубокой – мне, семилетней, было по грудь. На месте, где сейчас стоит общежитие «Юность», еще в 1950-ом торчал хвост самолета. Кабина и нос самолета были в земле. Девочки не рисковали взбираться на эти металлические обломки, а мальчишки, играя в войнушки, залазили даже внутрь самолета и доставали планшеты, какие-то документы. Эти храбрые мальчишки послевоенного поколения не боялись бродить даже в полуразрушенном здании бывшей тюрьмы (на ее месте позже было построено административное здание объединения «Александрияуголь»), от которого остались одни стены, и выносить оттуда противогазы и другие находки. Внутри здания почти на каждом кирпичике на уровне роста взрослого человека были надписи: фамилии, имена, просьбы передать приветы на волю. В этой тюрьме содержались не только преступники, а в войну – военнопленные и партизаны. Жаль, что эти кирпичи с посланиями не сохранились до наших дней»…

Источник: Олександрійський тиждень

Схожі публікації